Вестник Санкт-Петербургского университета. Востоковедение и африканистика https://aasjournal.spbu.ru/ <p>«Вестник Санкт-Петербургского университета. Востоковедение и африканистика» — рецензируемый междисциплинарный научный журнал, призванный стимулировать развитие оригинальных, независимых, достоверных, многосторонних исследований в области востоковедения и африканистики.</p> ru-RU <p>Статьи журнала «Вестник Санкт-Петербургского университета. Востоковедение и африканистика» находятся в открытом доступе и распространяются в соответствии с условиями <a title="Лицензионный Договор" href="/about/submissions#LicenseAgreement" target="_blank">Лицензионного Договора</a> с Санкт-Петербургским государственным университетом, который бесплатно предоставляет авторам неограниченное распространение и самостоятельное архивирование.</p> vestnik13@spbu.ru (Пиотровский Михаил Борисович) vestnik13@spbu.ru (Кириченко Алена Аркадьевна) Срд, 20 Июн 2018 00:00:00 +0300 OJS 3.1.1.2 http://blogs.law.harvard.edu/tech/rss 60 Научное наследие в области японоведения в фондах ведущих библиотек России https://aasjournal.spbu.ru/article/view/1282 <p>Рассматриваются истоки становления и развития ведущих библиотек России (в Санкт-Петербурге и Москве), которые имеют принципиальное значение для научной работы японоведа. Анализируются специфика библиотек, их тесная взаимосвязь с историей развития отечественной науки и музейного дела начиная со времен Петра Великого. Выявляется уникальность книжных фондов рассматриваемых библиотек, что нужно учитывать при ведении научных исследований востоковедами. В процессе исторического развития базовыми востоковедными библиотеками Санкт-Петербурга сегодня стали библиотеки Института восточных рукописей, Кунсткамеры, Академии наук, Российская национальная библиотека, Научная библиотека им. М. Горького Санкт-Петербургского государственного университета. Смещение «востоковедных штудий» в направлении Москвы происходило на иных исторических этапах, в связи с необходимостью формирования музейно-библиотечно-образовательных учреждений и в этом важнейшем городе страны (примерно с середины XIX в.). Начало процессу было положено переводом из Санкт-Петербурга в Москву коллекций Румянцевского музеума, заложивших основы для крупнейшей ныне библиотеки России — Российской государственной библиотеки («Ленинки»). К тому же времени относится и складывание Государственной публичной исторической библиотеки (ГПИБ), библиотеки Института стран Азии и Африки при Московском государственном университете им. М. В. Ломоносова (ИСАА МГУ). В первой половине XX в. появились Всероссийская государственная библиотека иностранной литературы им. М. И. Рудомино (ВГБИЛ), библиотека Института научной информации по общественным наукам (ИНИОН). В послевоенный период в Москве возникают Институт востоковедения Академии наук (ИВАН) и Институт Дальнего Востока Академии наук (ИДВ).</p> Александр Викторович Филиппов ##submission.copyrightStatement## https://aasjournal.spbu.ru/article/view/1282 Срд, 20 Июн 2018 00:00:00 +0300 Interpretations of Fyodor Dostoevsky’s “The Idiot” by Akira Kurosawa and Andrzej Wajda: A comparative analysis https://aasjournal.spbu.ru/article/view/1283 <p>К наследию Ф. М. Достоевского неоднократно обращались и продолжают обращаться кинорежиссеры со всего мира, в том числе и из далекой Азии. Яркой попыткой «перекодировки» текста Федора Михайловича Достоевского в азиатской кинематографии является «Идиот» японского режиссера Акиры Куросавы. Прежде всего этот фильм делают особенным вольные изменения Куросавы в месте и времени действия. История развивается в середине ХХ в. на заснеженном острове Хоккайдо, в послевоенной Японии c японскими героями. Помещая историю в японские реалии, Куросава не иллюстрирует литературное произведение, а переплавляет первоисточник в кинематографическую форму, передавая в точности дух романа Достоевского. Но в то же время, несмотря на глубокое понимание русского мира, великий режиссер остается неизменным носителем восточного культурного кода. Истолкование произведения Достоевского Акира Куросава ведет сквозь призму истории и национальной традиции своей страны. Печать древней азиатской культуры в фильме проявляется как в сюжетной линии, так и в визуальном ряде. Как и в других картинах Куросавы, в «Идиоте» применены приемы древнего японского театра Но. Для сравнения в статье приведен анализ фильма польского режиссера Анджея Вайды «Настасья», снятого по мотивам романа Достоевского и построенного также по эстетике традиционного театра Японии.</p> Xiaoxing Wang ##submission.copyrightStatement## https://aasjournal.spbu.ru/article/view/1283 Срд, 20 Июн 2018 00:00:00 +0300 Системы романизации, сегментация и морфемный анализ при изучении древнеяпонскoго языка https://aasjournal.spbu.ru/article/view/1284 <p>Статья написана в рамках проекта академического перевода песен древнеяпонских памятников письменности «Кодзики» и «Нихон Сёки» на русский язык, вышедших в издательстве «Amazon publ.» в июне 2017 г., и предлагает ответы на следующие вопросы: для чего при транслитерации древнеяпонских текстов используется та или иная система романизации; почему для академических переводов важно использовать транслитерацию, а не слоговую запись; какие на сегодняшний день существуют системы транслитерации и в чем их преимущества? В статье затрагивается вопрос несоответствия классической японской грамматики для древнеяпонского языка и структурного анализа, используемого для изучения фонетики, морфологии и синтаксиса. Подобное несоответствие наблюдается уже в периодизации японского языка: в самой Японии до сих пор широко распространено мнение, что древнеяпонский язык периодов Асука — Нара и классический японский язык периода Хэйан — это один и тот же язык (см., например, учебник Харуо Сиранэ по классическому японскому языку, переведенному на русский язык в 2017 г.). Так, характерная для структурной лингвистики парадигма частей речи в древнеяпонском языке отлична от предлагаемой классификации классической японской школы, примеры этого несоответствия описываются в работе. В свою очередь, сегментация текста предполагает использование определенных систем транслитерации, вокруг которых также ведутся постоянные дебаты. Дается сравнительный обзор существующих систем, приводятся примеры транслитерации прототипических лексем до-древнего и древнего языковых периодов, предлагается практически пословный перевод нескольких песенных текстов на древнеяпонском языке в качестве примера. Таким образом, цель работы — дать краткую сопоставительную характеристику сегментации текста в рамках парадигмы ярусного строения японского языка и классического подхода к рассмотрению древних японских текстов.</p> Екатерина Николаевна Левченко-Шмаевская ##submission.copyrightStatement## https://aasjournal.spbu.ru/article/view/1284 Срд, 20 Июн 2018 00:00:00 +0300 «Цзи цзю пянь» в контексте китайской лексикографической традиции https://aasjournal.spbu.ru/article/view/1285 <p>Статья отражает результаты исследования наиболее раннего из полностью сохранившихся древнекитайских учебных иероглифических списков (прописей) — «Цзи цзю пянь» («Книга быстрого успеха»), составленного в I в. до н. э. придворным сановником Ши Ю. Затрагиваются некоторые вопросы истории «Цзи цзю пянь», однако основное внимание уделено особенностям организации его текста, формальному и тематическому делению лексики. Ранние учебные словари в Китае выполняли одновременно несколько функций: фиксировали орфографическую норму, служили учебниками при обучении начальной грамоте и одновременно сводами элементарных знаний об окружающем мире, которые осваивал учащийся. Списки иероглифов можно считать прообразами более поздних энциклопедий. «Цзи цзю пянь» создавался как пособие, необходимое в делах придворной свиты, он также мог использоваться для обучения царских отпрысков и таким образом постепенно закрепил за собой статус учебного пособия для детей. По охвату лексики этот памятник представляет собой список-минимум, покрывающий словарный и иероглифический запас, который был необходим в повседневной и хозяйственной жизни ханьского Китая. Лексический корпус «Цзи цзю пянь» распадается на три больших блока: «Имена людей», «Все вещи» и «Управление [империей] и чиновники». Самый большой блок — «Все вещи», слова которого поддаются разбиению на 24 предметные (тематические) группы, являет собой семантическую классификацию общеупотребительной (бытовой, хозяйственной, производственной, природной) лексики древнекитайского языка, которая была произведена автором «Цзи цзю пянь» в I в. до н. э. Формальное и тематическое деление лексики, а также особенности организации текста «Цзи цзю пянь» показаны на иллюстративном материале.</p> Наталья Викторовна Гурьян, Александр Иванович Кравчук ##submission.copyrightStatement## https://aasjournal.spbu.ru/article/view/1285 Срд, 20 Июн 2018 00:00:00 +0300 The Arabic manuscript ref. No 49 in the library collection of the Moscow State Institute of International Relations (University) https://aasjournal.spbu.ru/article/view/1286 <p>Статья посвящена кодикологическому исследованию арабской рукописи, датируемой XIV в. и хранящейся в библиотеке Университета МГИМО (Московский государственный институт международных отношений). Рукопись проиcходит из Бухары и когда-то принадлежала личной библиотеке накшбандийского шейха Мухаммада Парса (ум. в 1420). Она состоит из двух сочинений: из астрономического трактата и филологического труда, переписанных разными почерками. Астрономический трактат, автор и назание которого до сих пор не были идентифицированы, является популярным произведением известного ученого-астронома Насир ад-Дина Мухаммада ат-Туси (ум. в 1274) «ат-Тазкира фи илм ал-хай’а» («Памятка по астрономии»). Второе сочинение в рукописи является комментарием на первую часть широко известного труда хорезмийского филолога Юсуфа ибн Абу Бакра ас-Саккаки (ум. в 1229) «Мифтах ал-улум» («Ключ наук»). Впервые рукопись была отмечена в 1994 г. Д. А. Морозовым в его списке арабографических рукописей Москвы, а тремя годами позже им же было опубликовано краткое описание этого списка. Не умаляя значения проделанной Д. А. Морозовым работы, хотелось бы отметить некоторые неточности и ошибки, которые никак невозможно оправдать отсутствием у исследователя научного материала, появившегося за последние годы. В статье устранены неточности и ошибки, допущенные в предыдущих описаниях рукописи, а также успешно идентифицированы авторы и названия трудов, включенных в данный фолиант.</p> Akram Habibulla ##submission.copyrightStatement## https://aasjournal.spbu.ru/article/view/1286 Срд, 20 Июн 2018 00:00:00 +0300 Three manuscript copies of the Collection of Proverbs by al-Maydānī from the Institute of Oriental Manuscripts of the Russian Academy of Sciences, the Oriental Department of Gorky Library, St.Petersburg State University, and the National Library of Berlin https://aasjournal.spbu.ru/article/view/1287 <p>В последние десятилетия одним из приоритетных направлений изучения рукописной книги является кодикология. Статья посвящена анализу трех списков рукописи «Сборник пословиц» известного мусульманского ученого-лингвиста al-Maydānī. Два списка хранятся в рукописных коллекциях Санкт-Петербурга (Институт восточных рукописей РАН и восточного отдела Библиотеки им. М. Горького СПбГУ), третий принадлежит коллекции Национальной библиотеки Берлина. Сочинение al-May-dānī представляет собой сборник арабских пословиц, расположенных в алфавитном порядке. Каждая пословица сопровождается комментарием, касающимся отдельных слов, грамматических конструкций, а также происхождения и употребления. Сборник снабжен предисловием автора и включает двадцать восемь глав по числу букв арабского алфавита. В двух дополнительных главах перечислены дни битв арабов, собраны изречения Мухаммада и выдающихся деятелей ислама. Изучение сохранившихся списков рукописи позволяет составить наиболее полное впечатление об одном из самых крупных и значимых сочинений арабского мыслителя и ученого al-Maydānī, а также дает возможность исследователям взглянуть на целый культурно-исторический пласт сквозь призму употребляемых в живой речи пословиц. Интерес к произведению al-Maydānī сохраняется и сегодня, а его сочинение <em>Mağma‘ al-’amṯāl</em> продолжает переиздаваться. Большинство пословиц, которые автор включил в свое произведение несколько веков назад, широко используются по сей день. Без целостного охвата всей арабской рукописной традиции и многопланового рассмотрения арабских манускриптов не могут быть в полной мере поняты существенные аспекты средневековой культуры мусульманского мира. Таким образом, внимание к арабской рукописной книге, которая является бесценным источником сведений о самых разнообразных областях науки, искусства, истории политической и религиозной мысли на Ближнем Востоке и в сопредельных регионах, объясняется ее огромным историко-культурным значением.</p> Yafia Hana, Enesh Akhmatshina, Amalia Mokrushina ##submission.copyrightStatement## https://aasjournal.spbu.ru/article/view/1287 Срд, 20 Июн 2018 00:00:00 +0300 Творчество представителей первого поколения новеллистов ОАЭ (1970–1990-е годы). Часть 1 https://aasjournal.spbu.ru/article/view/1288 <p>Объединенные Арабские Эмираты относятся к числу тех арабских стран, в которых собственная литература современного типа, пришедшая на смену средневековому арабскому адабу, появилась довольно поздно — лишь в 70-е годы ХХ в. Тем не менее уже среди самых ранних эмиратских рассказов, подавляющее большинство которых базировалось на художественных принципах нравоучительного сентиментализма и романтизма, встречались рассказы, представляющие собой образцы зрелого реализма (в творчестве Мухаммеда аль-Мурра) и даже модернизма (в творчестве Абдаллаха аль-Мирри). В 1980-е годы при устойчивом развитии в эмиратской литературе реалистического направления многие новеллисты обращаются и к эстетике модернизма, отказываясь в своих рассказах от изображения объективной реальности, выраженной сюжетности и сосредоточиваясь на «внутренних» состояниях сознания, в котором объективная реальность получает причудливое, субъективное преломление. При этом некоторые авторы (Мирйам Джумʻа Фарадж, Суʻад аль-ʻАрими, Хареб аз-Захери, Сальма Матар Сейф) используют усложненный язык повествования, насыщенный свойственными арабской поэзии сравнениями и метафорами, витиеватыми лексико-синтаксическими конструкциями, воспроизводя, таким образом, специфический стиль, получивший у арабистов-литературоведов название «поэтический модернизм». Также в некоторых эмиратских рассказах этого периода можно наблюдать черты магического реализма (в творчестве Абд аль-Хамида Ахмеда Абд аль-Хамида и Сальмы Матар Сейф), эстетики абсурда (в творчестве Забиййи Хамис) и постмодернистской пародии (в творчестве Сальмы Матар Сейф). Тематика произведений эмиратских новеллистов охватывает как реалии и проблемы эмиратского общества, так и общечеловеческие, философские проблемы (в частности, в творчестве Басемы Йунис и Джумʻа аль-Фейруз). Некоторые ключевые темы, такие как трудовая иммиграция из-за рубежа и ностальгия по уходящему в прошлое традиционному жизненному укладу, роднят эмиратскую новеллистику с литературами других арабских стран Персидского залива и одновременно придают ей своеобразие в контексте современной арабской литературы в целом.</p> Михаил Николаевич Суворов ##submission.copyrightStatement## https://aasjournal.spbu.ru/article/view/1288 Срд, 20 Июн 2018 00:00:00 +0300 Sectarian conflicts in the 21st century novel literature of Iraq https://aasjournal.spbu.ru/article/view/1289 <p>Рассматривается вопрос о том, как в современной иракской романистике освещается проблема межрелигиозных противоречий. Автор отмечает, что после «арабских революций» у писателей появилась возможность открыто говорить языком художественной прозы об этом неизжитом антагонизме. Подчеркивается, что иракские авторы анализируют как внутренние причины жизнеспособности феномена конфессионализма, так и внешние. Автор приходит к выводу, что тема межобщинных противоречий, а также перспектив решения конфессиональной проблемы в Ираке занимает весьма значительное место в современной иракской литературе. Иракские авторы анализируемых сочинений Синан Антун и Ахмад Саадави стремятся показать, что пагубное вмешательство внешних сил еще со времен английских колонизаторов 1920-х годов и особенно американская интервенция 2003–2011 гг. привели страну к катастрофическому положению, в условиях которого обострилась и межконфессиональная вражда. Оба писателя приводят многочисленные примеры деятельности американской администрации, ее воинского контингента в Ираке и негативные последствия американского присутствия в стране. Авторы проводят мысль о том, что, пока такого рода негативное внешнее воздействие будет продолжаться, разговор о межконфессиональном мире не имеет перспектив. Констатируется, что иракские писатели не замалчивают и наличие внутреннего потенциала конфликтности в межобщинных отношениях. Здесь и давние, с исторических времен, обиды, неприязнь и опасения, и банальные вневременные корысть, зависть, злопыхательство. Иракские прозаики показывают, что от «яда» конфессионализма в разной степени страдают представители всех общин. Автор статьи делает вывод, что иракские прозаики не видят возможности избавиться от бремени конфессиональной розни, о чем свидетельствует, в частности, финал произведений, которым посвящено исследование.</p> Natalia Shuiskaja ##submission.copyrightStatement## https://aasjournal.spbu.ru/article/view/1289 Срд, 20 Июн 2018 00:00:00 +0300 Берберский вопрос и проблема самоидентификации коренного населения Северной Африки на примере современного алжирского общества https://aasjournal.spbu.ru/article/view/1290 <p>Берберский вопрос в Алжире, впервые возникший еще в эпоху французской колонизации, привлекает сегодня все более пристальное внимание как исследователей, так и широкой общественности. Международная пресса, освещая берберский вопрос, все чаще склоняется к выводам о реальной опасности раскола в обществе и возможном отделении ряда регионов с высокой плотностью проживания берберского населения. В статье проводится анализ причин зарождения идей берберского регионализма и автономизма и даются оценки угроз этих явлений для целостности современного алжирского общества. Автор анализирует степень разобщенности современного алжирского общества по национально-этническому принципу и приходит к выводу о том, что алжирское общество достаточно консолидировано. При этом берберская самоидентификация в наши дни строится, очевидно, не столько на общности берберских народов, сколько на отношении к общим социально-экономическим проблемам, существующим в отдаленных регионах. Автор предполагает, что обострение берберского вопроса связано с желанием алжирцев привлечь внимание властей к проблеме маргинализации периферийных районов страны. Также автор отмечает незавуалированную иностранную ангажированность и явную политизацию «кабильской проблемы» на фоне внутренних социально-политических проблем в стране. По мнению автора, не только правительство, но и многие рядовые алжирцы болезненно относятся к стремлению кабилов обрести культурную автономию. Автор статьи делает вывод о том, что радикальные проявления «берберизма», такие как, в частности, кабильский автономизм и сепаратизм, оцениваются как угроза целостности современного алжирского государства не только алжирскими властями, но и широкой общественностью. В то же время «берберский вопрос» в широком его понимании встречает в алжирском обществе терпимость и сочувствие. В ходе работы над статьей использовалась научная литература на русском, арабском и европейских языках, материалы алжирских СМИ последних лет.</p> Евгения Николаевна Фурсова ##submission.copyrightStatement## https://aasjournal.spbu.ru/article/view/1290 Срд, 20 Июн 2018 00:00:00 +0300 Life and scientific work of outstanding Chinese sociologist Fei Xiaotong https://aasjournal.spbu.ru/article/view/1291 <p>Фэй Сяотун (费孝通) (2 ноября 1910 — 24 апреля 2005), выдающийся антрополог и социолог Китайской Народной Республики, одним из первых провел антропологические исследования жизни китайского общества. Он был политическим журналистом и «культурным посредником», который публиковал статьи о Западе на китайском языке и о Китае — на английском языке. Карьера Фэй Сяотуна была полна взлетов и падений, которые были связаны с политической ситуацией в стране. Вместе со своей страной и народом он прошел период Республиканского Китая (1911–1949), тяжелую борьбу против японского империализма (1937–1945) и трагические годы «культурной революции» (1966–1976). Наконец, в 1978 г., начиная с периода реформ и открытости, он смог возобновить свою публичную и научную жизнь и официально стал уважаемым академиком и общественным интеллектуалом, который посвятил свою жизнь исследованию китайского общества и его социальных проблем. Для многих работы Фэй Сяотуна стали первыми источниками, из которых можно было почерпнуть различные сведения о китайской деревне. Они заставляли задуматься о закономерностях общественного развития и о том, какими методами следует их изучать. Он верил, что необходимо не просто развивать социологию, но и идти своим путем, стремиться развивать китайскую социологию с ее спецификой. Фэй Сяотун посвятил свою жизнь изучению китайского общества и изменений, происходящих в нем. Главным стимулом, который вдохновлял его всю жизнь, была надежда на то, что китайские крестьяне будут жить лучше и благополучнее, а вместе с ними и Китай станет еще более сильным и процветающим государством.</p> Liudmila Veselova, Neng Liu ##submission.copyrightStatement## https://aasjournal.spbu.ru/article/view/1291 Срд, 20 Июн 2018 00:00:00 +0300 Рецензия на учебник и учебные пособия по арабскому языку кандидата филологических наук, доцента кафедры теории общественного развития стран Азии и Африки СПбГУ А. А. Мокрушиной https://aasjournal.spbu.ru/article/view/1292 Елена Игоревна Малозёмова ##submission.copyrightStatement## https://aasjournal.spbu.ru/article/view/1292 Срд, 20 Июн 2018 00:00:00 +0300