Вестник Санкт-Петербургского университета. Востоковедение и африканистика https://aasjournal.spbu.ru/ <p>«Вестник Санкт-Петербургского университета. Востоковедение и африканистика» — рецензируемый междисциплинарный научный журнал, призванный стимулировать развитие оригинальных, независимых, достоверных, многосторонних исследований в области востоковедения и африканистики.</p> Санкт-Петербургский государственный университет ru-RU Вестник Санкт-Петербургского университета. Востоковедение и африканистика 2074-1227 <p>Статьи журнала «Вестник Санкт-Петербургского университета. Востоковедение и африканистика» находятся в открытом доступе и распространяются в соответствии с условиями <a title="Лицензионный Договор" href="/about/submissions#LicenseAgreement" target="_blank">Лицензионного Договора</a> с Санкт-Петербургским государственным университетом, который бесплатно предоставляет авторам неограниченное распространение и самостоятельное архивирование.</p> Изыскания о каталоге книг библиотеки Северного собора (Бэйтан) из собрания архива Министерства иностранных дел РФ https://aasjournal.spbu.ru/article/view/5338 <p>Статья посвящена одной из весьма сложных и до сих пор окончательно не решенных проблем — реконструкции истории передачи в первой половине XIX в. пекинскими иезуитами своей библиотеки членам Российской духовной миссии в Пекине и возвращения ее в 1860 г. русскими миссионерами и дипломатом Н. П. Игнатьевым прежним владельцам. Опираясь на российские архивные данные, а также доступные по данной теме материалы российских, китайских и различных западных специалистов, автор пытается установить обстоятельства, сопутствовавшие исследуемым событиям, и определить время, когда они происходили. Воедино сводятся и критически оцениваются упоминаемые в научной литературе все известные варианты датировки получениях книг православными миссионерами. Также высказывается предположение относительно наиболее вероятных дат. Кроме того, автором статьи выявляются участники событий, отмечается их роль. Отдельное внимание уделяется изучению каталога иезуитских книг, найденного автором в Архиве внешней политики Российской империи. Впервые в русскоязычной литературе приводится и предметно разбирается тематический состав этого каталога. Прослеживается судьба отдельных упомянутых в нем книг, переданных другим российским учреждениям и, таким образом, не возвращенных. Статья может представлять определенный интерес для специалистов, занимающихся изучением истории католической и Русской православной миссий в Пекине, равно как и проблем взаимоотношений между ними. Обозначаются вопросы, которые в дальнейшем предстоит еще решить исследователям.</p> Жомэй Лю ##submission.copyrightStatement## 2019-06-25 2019-06-25 11 2 140 151 10.21638/spbu13.2019.201 Is Voluntative+-(i)di in Cypriot Turkish contact-induced? References to Common Turkic https://aasjournal.spbu.ru/article/view/5339 <p>Настоящая статья является продолжением исследований в области изучения наклонений глагола и средств выражения модальности в кипрско-турецком языке (КТ). Особое внимание при этом уделено конструкциям, образованным посредством аффиксов волунтатива для 1-го и 3-го лица единственного числа &lt;-(y)AyIm/-sIn&gt; и частицы -(i)di, в дальнейшем &lt;Vol+-(i)di&gt;. В предыдущих исследованиях, посвященных особенностям синтаксиса кипро-турецкого языка, &lt;Vol+-(i)di&gt; описан как заимствованное явление из кипро-греческого языка и, в связи с этим имеет нетюркское происхождение. Эта на сегодняшний день общепризнанная точка зрения в исследованиях по кипро-турецкому языку о нетюркском, заимствованном происхождении &lt;Vol+-(i)di&gt; нуждается в верификации. В связи с этим в данном исследовании, основываясь, во-первых, на работах Старостова, Кононова, во-вторых, на описаниях данной формулы в грамматиках и исследованиях по тюркским языкам, в-третьих, на накопленных фактах, свидетельствующих о наличии данной формулы в тюркских литературных памятниках, т. е. на ранних стадиях развития тюркского языка, и, в-четвертых, привлекая материалы из языков огузской группы, такие как разговорный турецкий, туркменский языки, разработана иная, отличная от предыдущих выводов о ее нетюркском происхождении точка зрения на природу и происхождение данной морфологической парадигмы в КТ в частности и в тюркских языках в целом. Методологической основой исследования и интерпретаций примеров из КТ, собранных во время диалектологических экспедиций, является концепт анализа высказываний по принципу Бондарко «от значения к форме». Настоящая работа не только станет вкладом в изучение грамматических способов выражения категории наклонения и модальности в тюркских языках, но и инициирует продолжение более тщательного изучения межкатегориальных связей в грамматике тюркских языков, опровергая так называемую парадоксальность связи грамматических категорий, в данном случае &lt;волунтативное наклонение + временная копула(?)/номинальные обломки(?)&gt;.</p> Gulshen Sakhatova ##submission.copyrightStatement## 2019-06-25 2019-06-25 11 2 152 172 10.21638/spbu13.2019.202 Семантико-синтаксический аспект сослагательного наклонения в сакральном арабском тексте (на материале сур Корана) https://aasjournal.spbu.ru/article/view/2801 <p>Сослагательное наклонение в арабском языке выступает объектом исследования в силу высокой частотности сослагательных форм в исследуемом текстовом материале. Предметом анализа являются синтаксические функции и семантический потенциал упомянутых форм. Авторы ставят своей целью уточнить специфику реализации глагольными единицами своих синтаксических функций в сакральном тексте. При этом в ходе исследования учитывается широкий спектр реализуемых сослагательным наклонением грамматических значений, которые по-разному эксплицируются на синтаксическом уровне языка в сакральном арабском тексте. Исследование выполнено с помощью методов компонентного, структурно-семантического, грамматического и дистрибуционного анализа. В ходе исследования авторы приходят к выводу о том, что выявление специфических семантических черт в системе арабского глагола применительно к сослагательному наклонению представляется довольно затруднительным и требует обращения к морфолого-синтаксическим признакам глагольных единиц, передающих семантику сослагательности. Этим обстоятельством объясняется отсутствие у лингвистов единой точки зрения на проблему идентификации и классификации форм глагольных наклонений в целом. Сослагательное наклонение реализует тенденцию к полисемантичности, что объясняется сложностью и многомерностью семантической специфики этой грамматической категории. Предпринятый семантико-синтаксический анализ коранических изречений показывает, что формообразование грамматической категории сослагательного наклонения зависит от породы глагола, глагольных флексий, сочетаемости глагольной формы с той или иной синтаксической частицей и сопровождается модификациями семантики глагольных форм. Топологический анализ синтаксической структуры арабского предложения, включающего формы конъюнктива, обнаруживает наличие корреляции между частотностью сослагательных глагольных форм и типом придаточного предложения в составе сложного предложения. Так, наиболее часто сослагательные формы арабского глагола встречаются в сложноподчиненных предложениях с придаточными дополнительными и придаточными цели. Высокой степенью частотности отмечены также сослагательные формы глагола в составе безлично-модальных конструкций.</p> Римма Анваровна Иванова Андрей Владимирович Иванов Анна Андреевна Иванова ##submission.copyrightStatement## 2019-06-25 2019-06-25 11 2 173 187 10.21638/spbu13.2019.203 История развития миссионерской деятельности в Южной и Юго-Западной Африке (середина XVII — вторая половина XIX в.) https://aasjournal.spbu.ru/article/view/5340 <p>Публикация посвящена истории деятельности христианских миссионеров в Южной и Юго-Западной Африке в период с середины XVII до второй половины XIX в. Раскрывается роль религиозной составляющей в истории становления и развития многонационального южноафриканского общества в указанный период. Начало миссионерской деятельности в Южной Африке было положено в 1658 г. Идея христианства была для африканцев новой и чуждой их мировосприятию. Предложенная европейцами концепция не имела видимых точек соприкосновения с их повседневностью. Миссионеры ошибочно полагали, что христианство легко может заполнить воображаемую пустоту в духовной жизни местного населения. Доктрины, пропагандируемые миссионерами, противоречили традиционному общественному укладу африканцев и вызывали в среде местного населения недовольство. Понимание правосудия, справедливости, понятие о Боге и собственности в европейском смысле — то, что исторически формировалось на основе христианских догм, морально-этических устоев и историко-культурного наследия Античности, — порой кардинально расходилось с традиционными системами мировосприятия африканцев. Помимо внедрения новых культурно-экономических отношений в традиционное африканское общество, приобщения местных племен к достижениям европейской цивилизации, миссионеры способствовали распространению политического мировоззрения, характерного для буржуазно-демократического государственного устройства. Активную просветительскую деятельность среди африканцев миссионеры развернули лишь в XIX в. Результаты этой деятельности, по признанию самих миссионеров, носили противоречивый характер. Африканцы приветствовали прежде всего материальные блага, которые христианские миссионеры привнесли в их повседневную жизнь. Колониальное руководство надеялось ускорить социальные процессы в обществах африканских народов, проживавших на юге Африки. Христианские миссии зачастую брали на себя роль медиатора, готового содействовать сложным интеграционным социальным процессам на исследуемом историческом этапе.</p> Александр Сергеевич Зданевич ##submission.copyrightStatement## 2019-06-25 2019-06-25 11 2 188 197 10.21638/spbu13.2019.204 Family Gender Roles at the Beginning of 20th Century in Su Tong’s Novel “Wives and Concubines” https://aasjournal.spbu.ru/article/view/2559 <p>В статье рассматривается роман Су Туна «Жены и наложницы» как исторический источник для изучения положения женщин в первой четверти XX века в Китае. Литература точна в оценке изменений в менталитете общества. Процесс трансформации роли женщин является наиболее сложным и недостаточно изученным вопросом. Синьхайская революция XX века свергла династию Цин, на Китай оказывала большое влияние западная культура. Именно в XX веке происходит коренной перелом в сознании молодежи по поводу революций, новых мнений и взглядов и именно к этому историческому периоду относится начало женского движения в Китае. Су Тун строит такие психологически напряженные сюжеты в произведении, которые помогают читателю точнее представить процессы, происходящие в обществе, и влияние зародившегося женского движения на них. Через анализ психологизма сюжетов, ситуаций, характеров персонажей, описаний природы и вещного мира, взаимоотношений героев в произведении Су Туна показаны социальные и политические особенности положения женщин в начале XX века. В романе «Жены и наложницы» автор показывает жизнь женщин из провинции, находящихся под гнетом традиций, гендерной иерархии, класса. Автор демонстрирует, что, несмотря на прогресс в менталитете, китайская революция в 1911 году не изменила основных правил, регулирующих общество, и стереотипы, касающиеся положения женщин в китайском обществе, не изменились. По-прежнему сохранялось влияние норм власти в представлении людей о браке, традиционная роль женщин была связана с семьей, ограничивая развитие ее карьеры.</p> Alisa Lobova ##submission.copyrightStatement## 2019-06-25 2019-06-25 11 2 198 207 10.21638/spbu13.2019.205 «История старой гейши» в творчестве Окамото Каноко https://aasjournal.spbu.ru/article/view/5343 <p>В 1938 г. Окамото Каноко создала повесть «История старой гейши» («Рогисё»). Это произведение, в котором в качестве главной героини представлен образ пожилой женщины, независимой, обладающей благородством, креативной силой и страстью. «Рогисё» — это история гейши в отставке. Изображая представительницу известной древней профессии, японская писательница раскрывает ее гендерный аспект, затрагивает социокультурные вопросы, актуальные в андроцентрическом обществе (в котором глубинная культурная традиция сводит общечеловеческую субъективность к единой мужской норме, репрезентируемой как универсальная объективность, а иные субъективности, прежде всего женская, представляются как маргинальные). Социальная принадлежность героини определяет и дискурс повествования. Гейша выступила покровителем подающего надежды изобретателя Юки. Однако он не оправдал ее ожиданий, оказался ненадежным и слабым человеком. В этом произведении, обладающем признаками традиционного западного «романа воспитания», автор искусно описал материнские чувства. Героиня направляет свою энергию на опеку Юки и своей приемной дочери Митико, чтобы ощутить полноту чувств, которые ей не удалось испытать ранее в жизни, однако она остается в одиночестве. Нарциссические и демонические мотивы, характеризующие художественную палитру писательницы, вплетаются в сложный психологический рисунок индивидуальных характеров в повести, несущих черты доминантности или виктимности. Эмпатия стала основой поведения героини, преодолевающей собственный демонический элемент. Исследуемое произведение отличается лапидарностью и дискретностью нарратива, насыщенного скрытыми значениями, аллегориями, коннотациями.</p> Татьяна Иосифовна Бреславец ##submission.copyrightStatement## 2019-06-25 2019-06-25 11 2 208 222 10.21638/spbu13.2019.206 The Impact of Global Economic Integration on Africa in the 21st Century https://aasjournal.spbu.ru/article/view/5345 <p>Дала ли глобальная экономическая интеграция в XXI веке надежду Африке выйти за пределы традиционного подхода к оказанию помощи, помогла ли ей покончить с бедностью? Существуют ли значимые различия в подходах различных региональных экономических блоков, таких как БРИКС, АТЭС, и объединений, таких как МВФ, Всемирный банк и т. д., к Африке? Что было и должно быть основой двусторонних и многосторонних отношений между этими объединениями и Африкой? Чтобы ответить на эти вопросы, в статье исследуются различия между подходами «донора и реципиента» и «равных партнеров» к развитию. В статье сопоставляются разрушительные последствия социально-политических и экономических условий, которые Запад навязал Африке (от комплексного развития сельских районов в 1970-х годах до реформы политики в 1980-х годах, управления в 1990-х годах и движения за права человека в 2000- х), и альтернативные модели. В работе отмечается, что бремя иностранной помощи, соглашения о займах, соглашения об экономическом и техническом сотрудничестве усугубили уязвимость Африки, а не улучшили ее перспективы на глобальном рынке. Исходя из предположения о том, что любая глобальная экономическая интеграция, которая навязывает политические и экономические условия в обмен на помощь, является антиразвитием, авторы далее утверждают, что африканские страны должны иметь возможность самостоятельно выбирать путь выхода из нищеты на условиях равного партнерства. Только сравнивая и обмениваясь мнениями, а не учебными пособиями, можно выстроить полезное взаимодействие между Африкой и остальным миром. В заключении делается вывод о том, что взаимовыгодные отношения между Африкой и экономическими блоками возможны, но только в том случае, если правительства африканских стран смогут использовать их таким образом, чтобы это принесло пользу их народам. Правительства стран Африки должны сосредоточиться на взаимовыгодном подходе, искать не помощь, а возможности развивать бизнес.</p> Peter Adebayo Justin Onyekpe Abiodun Afolabi ##submission.copyrightStatement## 2019-06-25 2019-06-25 11 2 223 235 10.21638/spbu13.2019.207 Jawaharlal Nehru, Le Corbusier and an Attempt to Construct the ‘Ideal City’ in South Asia https://aasjournal.spbu.ru/article/view/5346 <p>В статье дается очерк истории создания Чандигарха — новой столицы индийского Пенджаба, анализируются роль премьер-министра Индии Джавахарлала Неру и главного архитектора города Ле Корбюзье в создании Чандигарха, роль Чандигарха как образца для подражания при создании новых индийских городов, а также негативные аспекты создания новой столицы — превращение Чандигарха в «яблоко раздора» между Пенджабом и Харьяной, незавершенность отдельных объектов и провал ряда идей и принципов, которыми руководствовались Неру и Ле Корбюзье при создании «идеального города». Авторы отмечают, что потеря старой столицы Лахора (отошла к Пакистану) для Индии и для руководства страны стала огромной травмой. В этой ситуации правительство Индии во главе с Джавахарлалом Неру приняло решение о создании новой столицы для индийского Пенджаба. Интерес Джавахарлала Неру ко всему новому, его желание построить новую Индию, свободную от негативных явлений прошлого, определили смелое решение строить новый столичный город в Пенджабе силами западных и индийских архитекторов. Сперва создать план нового города близ деревни Чандигарх было предложено А. Майеру и М. Новицки, однако после гибели последнего и отхода Майера от дел Джавахарлал Неру пригласил в Индию для завершения данного градостроительного проекта всемирно известного зодчего Ле Корбюзье. Несмотря на известность, Ле Корбюзье не имел возможности реализовать бóльшую часть масштабных градостроительных проектов. Это удалось ему только в Индии, где он создавал важные архитектурные комплексы, и главным образом — в Чандигархе, который можно назвать детищем Джавахарлала Неру и Ле Корбюзье. Ко времени завершения строительства основных комплексов в Чандигархе, призванном стать новой столицей Пенджаба, в этом штате началась кампания за создание лингвистического штата для пенджабиговорящих сикхов, закончившаяся разделом индийского Пенджаба на собственно Пенджаб, где преобладали сикхи, и Харьяну с преимущественно индусским населением. Авторы анализируют продолжающуюся борьбу штатов за Чандигарх и предлагают свое решение проблемы.</p> Ekaterina Aloyants Igor Kotin ##submission.copyrightStatement## 2019-06-25 2019-06-25 11 2 236 251 10.21638/spbu13.2019.208 The Image of the United Kingdom in Chinese History Textbooks of the 1930–1940s https://aasjournal.spbu.ru/article/view/5347 <p>Статья посвящена анализу образа Великобритании в китайских учебниках по истории мира и Китая 1930–1940-х годов. Сравнение образов Великобритании в учебниках истории Китая и мира позволит понять, какой общий образ данного государства формировался в сознании китайских учеников в 30–40-х гг. XX столетия. Рассматриваемый период охватывает нанкинское десятилетие, когда Гоминьдан стал проводить более националистическую политику в сфере образования, и последующий период до образования КНР. Как в учебниках по истории Китая, так и в учебниках по мировой истории присутствует двойственный образ Великобритании. В истории Китая британцы действовали «напористо», затаили ненависть за отказ идти на сотрудничество, а также описываются как оккупанты, с другой стороны, согласно учебникам, и с китайской стороны общая дипломатическая политика не всегда была верна, присутствовали внутригосударственные проблемы, которые способствовали конфликтам, проигрышу как в дипломатии, так и в начавшихся войнах. В учебниках по мировой истории Великобритания, с одной стороны, является империалистическим государством, с другой — двигателем прогресса, создателем конституции и борцом за права человека. Выделяя Великобританию из других западных держав, учебники тем не менее создают не столько цельный образ конкретного государства, сколько образ «империалистического государства», осуждая империализм в целом. Впрочем, авторы отмечают и некоторые черты, характерные именно для Великобритании, а именно важнейшую роль в процессе глобализации, продвижении империализма и технологического и научного прогресса. Давая общее представление о западных государствах, авторы учебников прежде всего говорят о Китае и его месте на международной арене.</p> Aleksandrs Dmitrenko ##submission.copyrightStatement## 2019-06-25 2019-06-25 11 2 252 261 10.21638/spbu13.2019.209